• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Cтуденты культурологи четвертого курса посетили музей Дома на Набережной

18 октября студенты культурологи четвертого курса вместе с И.В. Глущенко посетили музей Дома на Набережной. О посещении музея рассказывает студентка Надежда Хорт. 

— Располагайтесь на любой мебели, кроме мягкой, – дружелюбно приглашает нас присесть хранитель музея «Дом на Набережной» Елена Евгеньевна Справцева. Мы рассаживаемся по деревянным скрипучим стульям и раскладным стульчикам. В комнате миллион интересных вещичек: коробочки, игрушки, вышивка, посуда, а еще — книги, фотографии, картины, старые приёмники, мебель. Всё прямиком из советского быта, но быта «элитарного». Однако в музее собраны не только вещи «тех времён», заботливо сохранённые их прежними владельцами, но и архивные документы, доподлинные факты истории одного дома, в которой запечатлелась память целой эпохи.

Мы внимательно слушаем, а Елена Евгеньевна рассказывает одну за другой то весёлую, то печальную историю… Светлый замысел – построить дом будущего, дом в котором было бы всё, необходимое для комфортного быта и сохранения сил для работы. На крыше — детский сад, во дворе —  большая столовая, где еду выдавали «бесплатно» по талонам, а ещё — почта, телеграф, прачечная, магазины, парикмахерская и поликлиника, спортзал и кинотеатр. В просторные квартиры после сдачи дома в эксплуатацию в 1931 г. селили «старых» большевиков, членов ЦК ВКП(б), наркомов и их заместителей, а позже —военачальников, писателей и артистов, Героев Советского Союза и т.д. Квартиры были полностью оборудованы, вся мебель  создана по эскизам главного архитектора дома Бориса Иофана. Мы и сейчас сидим за дубовым столом «тех времён». Однако предоставлялась она не в вечное пользование, а давалась жильцам вместе с квартирой, и каждый предмет имел свой инвентарный номер. Раз в год приходила комиссия и смотрела всё ли на месте, и всё ли исправно. Паркет был тоже дубовый, а на потолках – лепнина.

«Светлый» замысел превратился для многих в кошмар, когда во время репрессий из дома стали пропадать целые семьи. Грузовой лифт, который открывался прямо на каждой кухне (для удобства вывоза мусора), во время «чисток» стал для чекистов входной дверью в любую квартиру. В музее висит внушительный список исчезнувших во время репрессий жильцов. За мужем почти всегда исчезала жена, дети оставались одни. Их часто забирали к себе сердобольные няни, рискуя своей жизнью. Елена Евгеньевна рассказывает трогательную историю о том, как после долгих лагерных лет, одна из таких матерей нашла своего уже сильно повзрослевшего сына.

Сейчас от «светлого» замысла не осталось ничего. Жильцы в доме  самые разные. Детского сада на крыше, как и «бесплатной» столовой уже давно нет. Остался только музей, бережно хранящий артефакты жизни «Дома на набережной».

 

                                                                                                                     Надежда Хорт